южная готика, мистика, ужасы, эпизоды, 18+
Фрей-Роуз затягивает непроглядным туманом. Постепенно, но неизбежно. Туманы для города не редкость, особенно в межсезонье, но такого густого, на памяти старожилов, еще не бывало ни разу. Удивительное явление оборачивается для города трагедией. Внутри тумана каждый столкнется с чем-то таинственным, что поставит точку на доселе спокойной жизни.

Идиллическая картина, муж — пастор церкви, хлопковая ферма, содержащая семейство, что дополняется кроткой женой и несколькими карапузами в однотонных не кричащих безвкусием одежках. Вопроса что делать с мясом в пищеводе не стоит — оно рвется наружу, выметая Идабель из-за стола и гоня ее в ближайшую к столовой уборную.

Грег как-то шутил, что Гвен даже херню делает по расписанию, и в общем-то, не столько шутил, сколько констатировал факт. Школьница в этом ничего трагичного или дико юморного не видела, но на всякий случай, в привычной для себе манере, черканула в ежедневнике «вдарить рыжему подлецу по яйцам» — и с колоссальным удовольствием пункт выполнила.

: С верхнего этажа доносится визг и скрип кровати. Они защитили их, теперь время раз и навсегда обезопасить Баумволле. А уж Сатана для этого потребуется, Господь Бог или Гэбриэль Уврар — значение не имеет. Лотти поднимает взгляд, прячет тревожность в ладони, которой накрывает руку Иды и буднично кивает.

Фото Рэя в профиль, с улыбкой, которой он улыбается всякий раз, когда она занимает позицию шаловливого папарацци, допекающего своим вниманием. Кому-то другому досталось бы раздражение и злоба, но ей достаются самые искренние и светлые эмоции брата, ими так и хочется забить все пленки, увешать различными композициями стены и заполонить архивы фотоальбомов.

Человек не хотел слушать Харви, он хотел убивать. Более того, действовал с переменным успехом, что внушало страх. Обнять внуков, достойно провести старость в кругу родных и близких, — это, вероятно, не о Дейне. Смерть и без того ходила за ним по пятам, едва ли не обнимала за плечи, но чтобы она пришла вот так, от рук озверевшего психопата, — это слишком!

Свежеполученный опыт ничем не может помочь Джози, разве что советует не бросать палку, если она не хочет получить деревяшку в свою грудь или живот. Джози сильно рискует, когда прикасается к Натаниэлю, проводит пальцами по здоровой его, неповреждённой щеке. Чужая кровь отрезвляет Джози, чтобы желание бить на опережение уступило место беспокойству и желанию помочь.

Но туман живой и клубится перед глазами настолько хаотичными завихрениями, что объяснение им только одно — прихоть. Они складываются в фигуры и фигуры эти движутся. Незнакомые, абсурдные, несуразные. Но одна из них выбивается. Более плотная, движется осторожно, пробирается медленно среди прочих и в руках сжимает что-то.

Вереница слов. Про ведьм. Про Болота. И имена, и одно из них Гэбриэлу знакомо, и больше того, упоминание Идабель Баумволле вышибает пробки, и на мгновение Гэбриэла окружает звенящая тишина. Где-то в закоулках своего разума он пометил владелицу хлопковых угодий отдельным ярлычком, нашел в себе интерес к ней, и росток успел подрасти.

Ди молчит. Мирт близко, опасно близко, непозволительно близко. И ей хочется коснуться его. Провести от шеи по груди вниз, растереть пальцем дорожку виски, облизать, а после... От мысли как ее язык слизывает кровь Джо с плеча Мирта Диаманте становится холодно, кожа покрывается мурашками и она ежится, сползая по спинке дивана на сидение/

Сидя верхом на бездвижном теле, Нил замахивался и вонзал нож раз за разом, превращая грудину в кровавое месиво, остановившись лишь когда рукоять потеряла лезвие где-то между ребрами, и выскользнула из онемевших пальцев. Юноша глубоко вдохнул, убирая окровавленными пальцами волосы назад, кровь впитывалась в светлые пряди, быстро застывая на них бурой коркой.

Отчего-то именно он казался наиболее важным. Ни какой сейчас год, ни что делать дальше, а победили ли они. Эти вопросы он задал позже, получив утвердительный ответ на первый, а после замолчал на пару минут, подсчитывая что-то в уме, и ознакомил всех с результатом: — Это получается моя семья... Они все уже давно мертвы, да?

Это последнее, что он говорит вслух. Ярость мешает ему говорить. Аргументы можно вытянуть, сообщить, что даже это не даёт право Харви или любому другому козлу, не важно, лысому ли, татуированному ли, насиловать женщину, или расписать суть "виктимблейминг — это плохо", но Рэймонд теряет голос.

Old South

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Old South » Frey-Rose » Миранда Бишоп


Миранда Бишоп

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

песня или цитата для вдохновения
Miranda "Mira" Patricia Bishop | Миранда "Мира" Патрисия Бишоп
01.05.1987 | 30
фотограф, руководитель фотокружка в LeMann High School, инкер

https://i.imgur.com/LId9d43.png
Elizabeth Chase Olsen

ПЕРСОНАЖ
Родственные связи:
• Джон и Энни Бишоп — дед и бабка с отцовский стороны.
• Томас и Клэр Лэнгдон — дед и бабка с материнской стороны.
• Трой Бишоп — отец.
• Кэролайн Бишоп (Лэнгдон) — мать.
• Рэймонд Эшер Бишоп - брат-близнец.

История:
Когда кровь матери разбавляется хересом, которого почти не обнаруживается в приторных кексах, и она с подругой, проживающей через два дома от Бишопов, и матерью Гилберта по совместительству, вновь заводит разговор "вот будет здорово, если они вырастут и поженятся", Миранда делает жест пальцами, понятный только брату, "тошниловка", и бисквитные крошки вылетают через мальчишеский нос.
- Мааам, а Триша... - чем он заканчивает жалобу - не важно. Важно, что:
- Меня тошнит и от тебя тоже, Берти.
Миранда не брат, она девочка, а девочек не бьют. И она пользуется этим барьером, который, пока еще, сдерживает Гилберта.

Каждый вечер на расческе остаются выдранные волосы. Голова болит от туго-затянутых косичек, шкатулки ломятся от бантиков-заколочек, а шкафы заполнены платьями с обилием фатиновых рюш и атласных розочек. Она намеренно оставляет резинки на ветках кустов, а кусты оставляют на ее одежде затяжки. Равноценный обмен. Глянцевая туфелька корабликом уплывает по луже в канализацию, а от асфальта - кровавый поцелуй на коленке. И яблоки она режет неправильно. Не вырезает аккуратно сердцевину, оставляет стенки семенной камеры в мякоти, пол-яблока счищает вместе с кожурой.
- Никуда не годится! Как такое класть в кекс, Патриция? - пресс соковыжималки прижимает плод к лезвиям и под жужжание моторчика "уродец" разделяется на сок и жмых.
- Миранда, - упрямо шепчет девочка и вытирает пальцы об юбку.

Они с братом - единое целое. Миранда чувствует брата, ощущает мир как он, понимает Реймонда без слов. Его боль, когда отец со злости ломает ему рабочую руку - ее. Ее пальцы также стонут и не держат ручку, как пальцы брата не держат кисть, и Миранда знает - ему не дали обезболивающего. В науку ли? Приходит к Реймонду в комнату и лежа рядом на кровати разделяет напополам это невкусное, отдающее корицей, чувство ненависти. Часть забирает себе.
- Я рядом.

Их близняшковый язык жестов пополняется изо дня в день. На уроках помогает обмениваться правильными вопросами, дома - на глазах у родителей сговариваться. В их одиннадцать становится главным невербальным средством общения. "Я не буду больше говорить", надрывно жестикулирует мальчишка и по окончании задает самый главный вопрос. "Не перестану", отвечает девочка и обнимает, вставая собой между Реймондом и криками матери внизу в гостиной.
- Я всегда буду любить тебя, - так и не произносит Миранда.
Она забывает его голос. Иногда просыпается, подолгу лежит в кровати с закрытыми глазами и вспоминает. По кусочкам, вытаскивая звук из обрывков воспоминаний. А после видит брата и не может связать его с ним: Рей взрослый для него. Но приклеивает, пришивает алой нитью и в ее голове он не молчит - каждый жест, каждое слово, окрашено живой интонацией. Все вокруг списывают Реймонда со счетов. Отец смотрит куда-то сквозь, мать уже не щедрится на поцелуи в макушку, его зачастую не замечают и говорят лишнее. Но Миранда знает - с ее братом все в порядке.

Они вырастают из своей старой одежды, дней рождений в детском центре и купонов "детям до 14 коктейль бесплатно". Но не вырастают из "ты мой ребенок и пока ты здесь, будешь делать как я скажу". Авторитет родителя складывается карточным домиком. Им же - уверенность в защите.
- Гилберт хороший юноша, Патриция, тебе следует быть с ним поласковей. - с неискренней улыбкой на губах поучает мать.
Синяки на запястье прячутся под растянутые рукава свитера и в следующий раз Миранда не швыряется "Я не пойду с тобой в кино, Берти!", а цедит сквозь зубы "Конечно, Гилберт". Это было ошибкой, - прогнуться под них, - которая в шестнадцатилетнем возрасте вылилась в пошлое "Задолбала ломаться!". Гилберту уже 20, и он уверен в себе. Уверен в безнаказанности, опьянен любовью отца близнецов к нему.
- После окончания Университета жду тебя в своей фирме, - смеется Трой Бишоп и добавляет - Ты не представляешь какое удобное кресло вице-президента компании.
Жизнь Гилберта тоже расписана, но ему, в отличие от близнецов, все нравится. Миранда косится на брата, перекладывающего нож из одной руки в другую, и приходит к решению, что Берти не достанется всего.
- Я хочу, чтобы это был ты. - неуверенно шепчет девушка и прижимается к брату теснее. - Не он.

Мир переворачивается с ног на голову. Каждое утро - похмельное. Миранда превращается в ворох кассет фотопленки. Под кроватью уже не закрывается коробка с непроявленными лентами. И только два человека знают что они скрывают.
Пальцы красятся итальянским карандашом, на ногтях вместо лака - пленка акрила. Она лежит в комнате брата и даже не пытается быть хотя бы на сотую долю как он. Миранда умеет рисовать, но умение ее техническое, рисунки плоские, не отзываются клубком чувств. Зато на ее фотографиях он живой и счастливый. И даже улыбается.

Окончание школы не вызывает восторженного трепета, коим порабощены ее подруги. Окончание школы для Миранды — это точка в главе. После которой Гилберт, также как ведет ее-Патрицию на выпускной, поведет под арку с белыми лентами и розами к священнику обмениваться клятвами. Девушка утыкается в грудь брата и вновь ищет спасения в его объятьях.
- Я бы хотела, чтобы ты... не он... - сдерживает она зубами и вздрагивает от незнакомого мужского голоса.

... там за углом начинается рай,
нужно только чуть-чуть потерпеть....

- Я согласна, сразу после университета. - Троя подкупает покорность дочери, выбор Калифорнийского Института Искусств, а не какого-то там Брауна или Беркли. Всего пара часов на машине, каждые выходные - дома. Все выглядит приемлемо и прихоть дочери удовлетворяется.
Институт — это время совместных проектов, щекотки на животе от кисточек и ревнивых взглядов в сторону моделей для бодиарта, чьи тела Рей превращает в шедевры. Щелчок камеры и еще один кусочек души украден. Иногда Миранда с Реймондом остаются в небольшой арендованной квартире в Санта-Кларите. Их пожилая соседка в такие вечера широко улыбается и называет их мистер и миссис Бишоп. Миранда не поправляет ее, лишь справляется о ее здоровье и здоровье сэра Бирмингема - толстого бело-рыжего кота. Между направлениями Street и Fashion девушка выбирает второе. Стажировка в Европе - плюс год к свободе.
- Ты не заметишь, как он пролетит, - обещает Миранда и прячет акварельную открытку в ежедневнике.

Париж - город революций. И внешних, и внутренних. В свободное от учебы время, Миранда проводит на улочках ловя прохожих в объектив фотоаппарата. Часть снимков отправляется к брату, часть остается висеть на стенах. Творческие подработки и общение с людьми кружат водоворотом, опьяняют свободой, и ножницы легко кромсают русые волосы, обрезая их по плечо.
- Что скажет мама? - Смеется Миранда в зеркало и завивает локон утюжком.
А после город превращается в засвеченный кадр. Люди теряют плавность изгибов и становятся угловатыми, резкими. Мира набивает шишки и синяки об острые края уличных столиков на террасах. Париж лишается запаха, а персики из лавки - вата. Фотографии становятся "открыточными" и пустыми, Елисейские поля покрываются серым налетом, а стеклянная пирамида Лувра мутнеет и матируется пылью. В Париже становится холодно. Сырость распространяется на спинках канализационных крыс и забирается под одеяло к Миранде.
"Это не мое", приходит осознание утром четверга. Прямой самолет до Сан-Франциско. Двенадцать часов без сна, косых взглядов и обвинений шепотком в употреблении запрещенных веществ. За полчаса до посадки ее выворачивает от запаха детского яблочного пюре в туалете самолета, через два часа после - она лежит на подушке брата и ждет, когда он проснется.
Первый скандал. Миранда шипела на мать, кроша таблетки молотком для мяса прям на столешнице, и обещалась во всех карах, если такое повторится.
- Просто смирись с этим, тебе больше ничего не остается. - Режет она словами по Кэролайн, смахивая белую пыль в раковину и растворяя ее водой.

Окончательно девушка возвращается домой в июле и с неподдельной заинтересованностью берется за свадьбу. Придирчиво и несколько капризно перебирает места, сводит с ума рестораторов, терпеливо и без внимания на скуку в глазах жениха объясняет разницу между "айвори" и "шампань", часами выбирает с портными ткань и силуэт платья. Приходит к выводу, что лилии сильно пахнут и требует заменить их на пионы, а те на георгины. Фотографы бегут от девушки как от чумы.
- Может быть ты снизишь планку? - осторожно спрашивает мать, и натыкается на стену непонимания.
- Но это же мой день, я хочу, чтобы все было идеально! - "Нам надо еще денег, мамочка".

Помолвочное кольцо с бриллиантом в два с половиной карата меняется на несколько тысяч в первом ломбарде. Бесценок за такую вещь, но и без этого им хватает на побег. Свобода пахнет бензином на заправочной станции и шипит холодной кока-колой. Она укрывает тонким одеялом в придорожном мотеле и заставляет спрятать глаза за стеклами полароидов утром, по дороге на восток. Стирает из памяти ненавистное "Трис" и не оглаживает осуждающим взглядом, когда они целуются у кого-то на глазах.
Дорога ведет их от городка к городку, все что надо для счастья - пара требующих ремонта машин, работающая розетка и доступ в интернет, чтобы обновить рабочую базу.
Они бы проехали мимо городка-завтрак-для-болот по трассе 191, если бы шина на колесе не лопнула и не увела машину в отбойник, аккурат перед щитом "Фрей-Роуз, Луизиана".
- Тоже не плохо, - выдыхает Миранда, убедившись, что с братом все в порядке.


Дополнительно:
+ ненавидит яблоки
+ помимо английского, знает французский язык
+ инкер (контуровщик) на фрилансе, работает как с тушью и "живым" материалом, так и графическими редакторами
+ не расстается с двумя вещами: фотоаппаратом и кулоном, подаренным братом, в виде ракушки
+ фотографирует много, в объектив фотоаппарата попадает все мало-мальски интересное и нестандартное, предпочтение отдает уличной портретной съемке
+ умеет рисовать, но по сравнению с братом - посредственность, потому делает это крайне редко, предпочитая краскам и кистям линеры, тушь и карандаши
+ почерк ровный, округлый, с уклоном влево, когда задумывается, или при разговоре по телефону, начинает вырисовывать монограммы из букв "M"и "R"
+ сильнее яблок ненавидит свое второе имя, использует его крайне редко, исключительно в официальных документах.

ИГРОК

связь:
через этого мужчину

планы на игру:
сюжет, личные игры, ангст3

Пробный пост

Миранда говорит за двоих. Еще с детства, когда щебетала пустячности перед родителями о школе, а перед подружками о домашних делах. Она разговаривает с цветами, с жуками-носорогами, голубями на площадях и с бабочками, заряжая фотоаппарат пленкой. В Париже она едва ли затыкается на секунду, только чтобы глотнуть воды, и не позволяет тишине обступить ее со всех сторон. Чужой пустой тишине. Не наполненной присутствием брата и тем самым обесцененной. Но даже когда есть кто-то еще, Миранда продолжает говорить больше нужного. Тишина, наполненная кем-то помимо Реймонда - тоже грошовая.

Когда Мира остается один на один с Реем - все меняется. Каждое действие, каждый жест, каждое прикосновение - все обретает смысл, более глубокий. В них больше, чем может вместить любое из слов. Миранда укладывает заново одежду брата в сумки, тщательно оборачивает бумагой футляр с его любимыми кистями и проверяет чтобы он не сотрясался в дороге. Гладит по бокам их новую машину - в этот раз старую праворульную японку, - которая скоро отправится в свою последнюю дорогу, и собирает отросшие волосы в хвост на затылке. С Реймондом не нужны слова, чтобы выразить чувство или эмоцию. Его "люблю" превращаются в ароматные ягоды, которые Мира придавливает языком к небу, превращая в кашицу, или набирает горсть и подносит ко рту брата, смотря на него: "Ешь, а то все рассыпется, жалко будет!". Она перехватывает его руку, давая понять, что неплохо бы и ему отдохнуть: "Я поведу, поспи, все будет в порядке", и плед кочует на переднее сиденье, а радио ставится на минимум, или выключается вовсе, чтобы не тревожить и не отвлекать брата.

В напряженной темноте, через тупую боль в ключице и едва различимом стоне брата, Миранда не винит Реймонда. Ни за выбор машины, в которой нет не то что шести, даже одной подушки безопасности; ни за малое внимание к ее безопасности - она знает, он бы сел сам, но не позволил сесть ей; ни за что-то еще, что можно было притянуть к косвенной или прямой причине аварии. Единственный человек, которого винит Миранда - она сама. Несмотря на попытки вывернуть руль или затормозить, ей не удается выровнять машину. Оставив на разделительной полосе s-образный черный след жженой резины, жестянка уходит в сторону и левым боком впечатывается в отбойник. Боком, где дремлет Реймонд.
- Рей, Рей, Рей, - только справившись с ремнем безопасности, Миранда упирается коленом в край его сидения и пытается удостовериться, что с братом все более-менее в порядке, - слышишь меня? Ты как?
В салоне темно - хоть глаз выколи: ни фонарей на этой трассе, ни луны на небе. Миранда не видит разбежавшихся из-под головы мужчины стрел трещин на стекле, но чувствует пальцами теплую влагу на его волосах.
- Не двигайся... сейчас, где-то тут было... - аптечка нашлась в бардачке, руки дрожат и все вываливается на резиновый коврик под ноги Реймонду: большая часть всего годна только на перевязку порезов, но девушку интересуют салфетки. Каждая пропитана тетракаином и упакована в индивидуальный конверт. - Сейчас, сейчас, - баюкает Миранда боль Рея и свой страх. Шмыгает носом и прикладывает белый прохладный прямоугольник к голове брата. Она помогает ему выбраться из машины через водительское сидение, поит водой и пока он приходит в себя забирает сумки, не позволяя ему взять ни одной.
- Я сама.

- Мало ли чем обрабатывают землю местные фермеры, - отвечает Миранда и дергает за ручку двери. Глупо надеяться, что от этого, больше механического, действия, дом пустит их внутрь. Но и она не сдается, осматривает окна, заглядывает внутрь, убеждаясь точно ли пустой и никто не поджидает их внутри с ружьем наперевес. Это Арканзас, с местных жителей станется.
Грибы, конечно, занятные, но, с точки зрения Миранды, подождут. Девушка дергает окно вверх, и оно поддается. Всего наполовину, но если она скинет куртку, то протиснется. А изнутри открыть дверь труда не составит... Сколько их таких было у близнецов в прошлом? Все одинаковые - накладной замок, да цепочка.

- Год? Два? - Наугад роняет Мира пока осматривает кухонные шкафчики один за другим. Жестяная банка с грохотом падает на столешницу и катится к краю. - А может меньше...
Интонации последних слов выдают, что эта информация не взята с потолка. Мира вертит перед Реймондом банкой и несколько радостно сообщает о не вышедшем сроке годности, а еще о наличии второй. Не бог весть что, но уснут они не на голодный желудок.
К удивлению девушки, кран плюется водой после недолгой ругани, а плита подхватывает огонек от зажигалки. В голубоватом свечении газа лицо Реймонда выглядит особо усталым. Изможденным дорогой и аварией. Девушка знает это не только потому, что выглядят они хреново, они и ощущают себя также. Пережеванные дорогой, камушки гравия под шинами большегрузов. Усталость дает о себе знать болью в затекших мышцах и суставах. Ты можешь потягиваться, щелкать позвонками и пальцами, но эта слабость не покидает тебя, собирается в одном месте комочком, а после растекается по телу вновь, вынуждает мечтать о кровати, подушке и одеяле, которое можно собрать валиком под боком.
Чувство вины подъедает Миранду изнутри, она гладит брата по щеке, прижимается к нему, обнимает одной рукой и шепчет:
- Останемся тут? Мы слишком устали и нам надо отдохнуть. - Она не говорит перед дорогой или вообще, не затрагивает машину, с которой неизвестно насколько все плохо и способна ли она будет увезти их куда-то еще, или они уже приехали в свой новый дом. - Пара ночей, придем в себя и двинем дальше на восток.
"А может останемся здесь", думает Мира и возвращается к их ужину.

Усидеть на месте не представлялось возможным. Чем дольше близнецы находились внутри дома, чем дольше дышали его затхлым воздухом и чем больше частиц пыли поднимали своими шагами, тем ближе к ним подбиралось нечто, притаившееся в доме и тем сильнее Миранда отзывалась. А может отзывался Реймонд, и утягивал с собой сестру, с такой эмоциональной связкой сложно уследить где твое, а где происходит перетягивание и проникновение по тонкой красной нити. В любом случае, Миранда не прочь была примерить на себя амплуа Алисы из сказки и пойти навстречу чему-то что ждет.
Фасолины проглатывались почти не прожевываясь, на половине банки девушка закончила осматривать первый этаж и задумчиво смотрела на лестницу на второй. Осторожно ступая по дереву, Мира отметила, что они почти не скрипят, а в тех немногочисленных звуках есть что-то мелодичное и подбадривающее. Так отзываются вещи, с которыми ты живешь давно и которые застали не одну твою жизненную трагедию. К концу подъема, глядя на небольшой коридорчик и приоткрытые двери комнат, Миранда могла со стопроцентной уверенностью сказать что за какой скрывается.
Каждая деталь могла многое рассказать о прежних хозяевах. Зарубки на косяках, количество и дизайн спален, смежный ли санузел или раздельный. Кто здесь жил: молодая пара или пожилая? Может среднего возраста? Были ли у них дети и сколько? Какого пола, кто старше, оставляли ли они послания на штукатурке при переклейке обоев? А может рисовали на старых и клеили новые штампованные машинами узоры поверх?
До винтовой узкой лестницы, тоже деревянной, уходившей в потолок, оставалось пара-тройка шагов, когда Миранда остановилась у двери, ведущей в хозяйскую спальню. Через два дюйма зазора между дверным полотном и откосом лилось серебро лунного света. Девушка толкнула ботинком дверь и замерла на пороге, увиденное не то что меньше всего вписывалось в ее ожидания - не вписывалось совершенно. В комнате, где, казалось, даже мебель есть спрессованная пыль, стояла укрытая некогда белым полотном кровать. Так накрывали мебель родители ее французской приятельницы, покидая свое зимнее шале после рождественских каникул.
"Чтобы защитить дерево и обивку от пыли... больше даже обивку", проглатывая "р" поясняла мадам де Нивё. После нужно было осторожно, дабы не встрясти все, снять полотно и вуаля! - немного проветрить комнату и предмет интерьера готов к использованию по прямому назначению. Фасоль была оставлена на комоде, и руки Миры осторожно начали сворачивать чехол. И едва он оказался на полу, а ее голова коснулась подушек - тонкий аромат клубники и земляники коснулся нее.
- Рееей! - Закричала девушка, привлекая брата, призывая его подняться к ней. - ты не поверишь, что я нашла!
Она и сама не верила. Словно кто-то, покидая дом, позаботился о следующих его гостях (или владельцах?). Учитывая запах кондиционера для белья - позаботился именно о близнецах. Адреналин, державший Миранду на ногах последние пару часов, решил, что пора бы ему отступить, и девушка совершенно не слышала как брат вошел в спальню.

Отредактировано Miranda Bishop (19.11.2018 21:35:10)

0

2

Вы приняты, добро пожаловать во Фрей-Роуз!
Оставьте ниже сообщение для хронологии (можете еще одно — для отношений, по желанию)

Полезные ссылки:
- Связь с амс

- Заполнение профиля

- Поиск партнера/отношений
для поиска связей

- Шаблон эпизода
для игры

- Действия с эпизодами:
для закрытия эпизодов

- Отсутствие и уход
предупредить о малой активности на форуме

https://forumstatic.ru/files/0019/b8/f6/87091.png

0

3

[html]<style type="text/css">
#impfont {
width: 300px;
border:3px double #342334;
position: relative;
overflow: hidden;
    padding: 0 0 6px;
background-color: #5555551f;
}

.fonepi {
width: 300px;
height: 35px;
letter-spacing: -1px;
padding: 15px 0 0 0 ;
text-transform: none;
    font-family: Palatino Linotype;
    font-style: italic;
line-height: 11px;
font-size: 30px;
text-align: center;
overflow: hidden;
color: #000000!important;
}
.fonepi a{
    color: #342334!important;
    text-shadow: 1px -2px 2px #b5baa5;
}

.data-people {
    font-size: 10px;
    text-align: center;
    font-weight: bolder;
    padding: 3px 0;
    background-color: #bdbaad;
    border-top: 3px double #342334;
    border-bottom: 3px double #342334;
}

.sammary11 {
    height: 120px;
    font-size: 11px;
    text-align: justify;
    padding: 3px 8px 5px 5px;
    overflow: auto;
    line-height: 115%;
    letter-spacing: -0.5px;
}

div#otmetkaoff, div#otmetkaon {
    display: inline;
    font-size: small;
    text-transform: uppercase;
}
div#otmetkaoff {
    color: #691303;

}
div#otmetkaon {
    color: #045a15;

}

</style>
<center><table cellspacing="1" cellpadding="1">
<tr>
<td>
<center>
<div id='impfont'>
<div class='fonepi' style='background-image: url(https://i.imgur.com/JSsNYPt.png);'><a href='https://oldsouth.rusff.ru/viewtopic.php?id=59'>Home Sweet Home</a></div>
<div class='data-people'> <div id='otmetkaon'>xxx</div> - Raymond Bishop - 22.07-06.08 / 2017 </div>
<div class='sammary11'> Фары машины гаснут, и информационный щит "Фрей-Роуз, Луизиана" погружается обратно во тьму. Город <i>выбрал</i> их. <br>
Тыквенная бахча, окрашенная светом луны в серебро, шелестит листвой и убирает недозрелые плоды из-под ног. Поле <i>повело</i> их. <br>
Зеленоватый свет пляшет в окнах и на позабывшем леску газонокосилки жухлом газоне, рама окна поддается легко и позволяет проникнуть внутрь. Дом <i>приютил</i> их.</div>
</div></center></td>
<td>
<center>
<div id='impfont'>
<div class='fonepi' style='background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0018/06/59/49675.png);'><a href='https://oldsouth.rusff.ru/viewtopic.php?id=91#p2744'>Tu was du willst</a></div>
<div class='data-people'> <div id='otmetkaoff'>xxx</div> - Gabriel Ouvrard - 20.09 / 2017 </div>
<div class='sammary11'> Гэбриэлу Уврару не стоит говорить "нет", ведь если он хочет что-то получить — он прикладывает усилия. И получает. Особенно, если планирует убить нескольких зайцев. <br> <i>Насилие</i></div>
</div></center>
</td>
</tr>
<tr>
<td>
<center>
<div id='impfont'>
<div class='fonepi' style='background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0018/06/59/88265.png);'><a href='https://oldsouth.rusff.ru/viewtopic.php?id=117'>start the machine</a></div>
<div class='data-people'> <div id='otmetkaon'>xxx</div> - Raymond Bishop - 20.09 / 2017 </div>
<div class='sammary11'>Post<a href='https://oldsouth.rusff.ru/viewtopic.php?id=91#p5928'>-Tu was du willst</a> <br> Поздним вечером возвращается Миранда Бишоп домой. На теле следы, в голове пустота.</div>
</div></center>
</td>
<td>
<center>
<div id='impfont'>
<div class='fonepi' style='background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0018/06/59/92042.png);'><a href='https://oldsouth.ru/viewtopic.php?id=167'>there's something in the shadow. exhale</a></div>
<div class='data-people'> <div id='otmetkaon'>xxx</div> - Raymond Bishop - 16.10 / 2017 </div>
<div class='sammary11'>Дыши глубже, слушай внимательней.</div>
</div></center>
</td>
</tr>
<tr>
<td>

</td>
<td>

</td>
</tr>







</table></center>[/html]


- House of M

Отредактировано Miranda Bishop (20.03.2019 19:44:40)

0


Вы здесь » Old South » Frey-Rose » Миранда Бишоп


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC