южная готика, мистика, ужасы, эпизоды, 18+
Фрей-Роуз затягивает непроглядным туманом. Постепенно, но неизбежно. Туманы для города не редкость, особенно в межсезонье, но такого густого, на памяти старожилов, еще не бывало ни разу. Удивительное явление оборачивается для города трагедией. Внутри тумана каждый столкнется с чем-то таинственным, что поставит точку на доселе спокойной жизни.

Идиллическая картина, муж — пастор церкви, хлопковая ферма, содержащая семейство, что дополняется кроткой женой и несколькими карапузами в однотонных не кричащих безвкусием одежках. Вопроса что делать с мясом в пищеводе не стоит — оно рвется наружу, выметая Идабель из-за стола и гоня ее в ближайшую к столовой уборную.

Грег как-то шутил, что Гвен даже херню делает по расписанию, и в общем-то, не столько шутил, сколько констатировал факт. Школьница в этом ничего трагичного или дико юморного не видела, но на всякий случай, в привычной для себе манере, черканула в ежедневнике «вдарить рыжему подлецу по яйцам» — и с колоссальным удовольствием пункт выполнила.

: С верхнего этажа доносится визг и скрип кровати. Они защитили их, теперь время раз и навсегда обезопасить Баумволле. А уж Сатана для этого потребуется, Господь Бог или Гэбриэль Уврар — значение не имеет. Лотти поднимает взгляд, прячет тревожность в ладони, которой накрывает руку Иды и буднично кивает.

Фото Рэя в профиль, с улыбкой, которой он улыбается всякий раз, когда она занимает позицию шаловливого папарацци, допекающего своим вниманием. Кому-то другому досталось бы раздражение и злоба, но ей достаются самые искренние и светлые эмоции брата, ими так и хочется забить все пленки, увешать различными композициями стены и заполонить архивы фотоальбомов.

Человек не хотел слушать Харви, он хотел убивать. Более того, действовал с переменным успехом, что внушало страх. Обнять внуков, достойно провести старость в кругу родных и близких, — это, вероятно, не о Дейне. Смерть и без того ходила за ним по пятам, едва ли не обнимала за плечи, но чтобы она пришла вот так, от рук озверевшего психопата, — это слишком!

Свежеполученный опыт ничем не может помочь Джози, разве что советует не бросать палку, если она не хочет получить деревяшку в свою грудь или живот. Джози сильно рискует, когда прикасается к Натаниэлю, проводит пальцами по здоровой его, неповреждённой щеке. Чужая кровь отрезвляет Джози, чтобы желание бить на опережение уступило место беспокойству и желанию помочь.

Но туман живой и клубится перед глазами настолько хаотичными завихрениями, что объяснение им только одно — прихоть. Они складываются в фигуры и фигуры эти движутся. Незнакомые, абсурдные, несуразные. Но одна из них выбивается. Более плотная, движется осторожно, пробирается медленно среди прочих и в руках сжимает что-то.

Вереница слов. Про ведьм. Про Болота. И имена, и одно из них Гэбриэлу знакомо, и больше того, упоминание Идабель Баумволле вышибает пробки, и на мгновение Гэбриэла окружает звенящая тишина. Где-то в закоулках своего разума он пометил владелицу хлопковых угодий отдельным ярлычком, нашел в себе интерес к ней, и росток успел подрасти.

Ди молчит. Мирт близко, опасно близко, непозволительно близко. И ей хочется коснуться его. Провести от шеи по груди вниз, растереть пальцем дорожку виски, облизать, а после... От мысли как ее язык слизывает кровь Джо с плеча Мирта Диаманте становится холодно, кожа покрывается мурашками и она ежится, сползая по спинке дивана на сидение/

Сидя верхом на бездвижном теле, Нил замахивался и вонзал нож раз за разом, превращая грудину в кровавое месиво, остановившись лишь когда рукоять потеряла лезвие где-то между ребрами, и выскользнула из онемевших пальцев. Юноша глубоко вдохнул, убирая окровавленными пальцами волосы назад, кровь впитывалась в светлые пряди, быстро застывая на них бурой коркой.

Отчего-то именно он казался наиболее важным. Ни какой сейчас год, ни что делать дальше, а победили ли они. Эти вопросы он задал позже, получив утвердительный ответ на первый, а после замолчал на пару минут, подсчитывая что-то в уме, и ознакомил всех с результатом: — Это получается моя семья... Они все уже давно мертвы, да?

Это последнее, что он говорит вслух. Ярость мешает ему говорить. Аргументы можно вытянуть, сообщить, что даже это не даёт право Харви или любому другому козлу, не важно, лысому ли, татуированному ли, насиловать женщину, или расписать суть "виктимблейминг — это плохо", но Рэймонд теряет голос.

Old South

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Old South » Frey-Rose » Гэбриэл Уврар


Гэбриэл Уврар

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

ko s đavolom tikve sadi, o glavu mu se razbijaju
Gavriel Alger Ouvrard | Гэбриэл Альгер Уврар
11.09.1974 | 43
Директор LeMann High School, куратор-консультант, бывший преподаватель литературы и англ. языка.

http://funkyimg.com/i/2K9gu.png http://funkyimg.com/i/2K9gt.png http://funkyimg.com/i/2K9gv.png
Paul Bettany

ПЕРСОНАЖ
Поговорим сначала о семье.

[поколения до]
Максимиллиан Эдгар Уврар — прадед. Был равно удачлив как в финансовых делах, так и делах амурных. Детей на стороне имел столько же, сколько их было в законной семье.
Антония Уврар (Дэвидсон) — прабабушка. Была известна своим пристрастием к цветам, особенно, розам, а после неудачной беременности, к шиповнику. Практически не обращала внимания на своих двух детей — Альгера и Флоранс Уврар, с лёгкостью отреклась от последней. Флоранс Уврар не составила партии, выйдя замуж за одного из Секстонов с внутренне-семейным скандалом, тесную связь с ней и её потомками поддерживал только её брат.
Альгер Максимиллиан Уврар — дед. Умер весьма рано, его жена пережила его на десятилетия. В свои двенадцать был нещадно бит каблуком с стальной набойкой за вред одному из материнских кустов шиповника. Следы наказания остались. На лице тоже.
Эмили Элоиз Уврар (Блэквуд) — самая мягкая женщина семьи Уврар в этом веке. Но её мягкость и добродушие не прижились, передались не сыновьям, но единственной её дочери, Агнес Уврар. Однако та перешла в другую семью (Ромилли) по замужеству.
Артур Жером Уврар — отец. Старший сын из трёх (младшие Антуан и Александр), в своих руках сосредоточил семейные активы, стремился поддерживать отношения с дальними родственниками в деловых, разумеется, целях. Его младшие братья вернулись в родной город матери.
Мари Уврар (Бланчард) — мать, единственная дочь, родилась и выросла в Новом Орлеане. Была довольна тем, что ребёнок только один и, возможно, этому поспособствовала. Ревностно занималась своими "женскими" обязанностями и всячески поддерживала такой семейный уклад. Всегда была несколько отвлечённой от мира за пределами семьи.
Руфь Уврар (Хантингтон) — жена, родом из Батон-Руж. Разорение отца разрушило её планы на иную жизнь и связало с Гэбриэлом. Брак увенчался двумя мертворождёнными детьми, закончился на пятом году со смертью этой красивой женщины. Похоронена со всей семьей Уврар.

Кто такой Гэбриэл Уврар?

У Гэбриела Уврара есть деньги, куча денег, а так же честолюбие, но он трудится директором и консультантом в местной школе. Гэбриелю Уврару скучно в Фрей-Роузе, особенно тягучими, как патока,  летними вечерами, но он не уезжает, во всяком случае, надолго. Он был женат, но жителям города не удалось свести с миссис Уврар знакомство, только проводить её на кладбище, к остальным Уврарам, от стариков до безвинных младенцев. Его дом с садом один из самых старых, вокруг него густо разросся шиповник; когда-то его лелеяла, забыв о сыне и дочери, Антония Уврар, прабабушка Гэбриела, а теперь кустарники буйно цветут, роняют множество душистых лепестков на разогретую землю. Много вопросов можно задать Гэбриелу Уврару, он даже даст ответ. Но истинная правда навсегда останется только с ним, так стоит ли тратить время?
Чтобы понять Гэбриэла нужно уяснить главное: кто родился и вырос на американском Юге, будет принадлежать ему до скончания веков. Умрёт, но останется южанином. Поцелованным слепящим горячим солнцем. По жизни несущим в своей крови светлые краски родных земель, мягкую неторопливость речи, умение высоко держать голову и отточенность манер. Разумеется, каждый южанин считает, что он благословлён судьбой. И Гэбриэл не исключение, напротив, он считает себя благословлённым дважды. Потомок одного из основателя города. Единственный сын в процветающей семье, поздний, желанный, любимый ребёнок. Прекрасный ученик, а после, состоявшийся взрослый.

Гэбриэл быстро понял устои родительской семьи. Его отец передал ему не только деньги и активы, внешность и положение, но и возрастающую любовь к предметам с историей, а так же взгляды на семейный уклад. Последнее культивировалось и матерью, верующей в разделение обязанностей. Родители Гэбриэла были согласны не только в этом, но и в негласном договоре держать имя семьи максимально чистым. Такой он был всеобъемлющий, что и заезжавшие кузены с кузинами вытягивались в струнку и подчинялись. Пока Габриэл поддерживал этот договор — ему полагалась свобода. Он считался хорошим сыном. Утром, провожая, его целовала мать, упархивая затем к семейному «станку». Его приветливо встречал по вечерам отец, а по выходным выдавал определённое количество наличности. Он приносил домой отличные оценки — мог получить поблажку. Им были недовольны — и тогда он слушал проповеди о семейной гордости, попутно ущемляясь в каких-то вещах.

Он приноровился, но как это часто бывает с подростками, даже такими внешне благополучными, авторитет его лежал вне семьи. Старшим товарищем стал для Гэбриэла Айзек Бирн, лучшими друзьями -  "ангелы Бирна": Натаниэль, Майкл Сэмюэл. То было время сомнений и сравнений, не всегда в пользу отца. Подобие хрупкого баланса удерживалось только потому, что отец начал видеть в сыне не маленького мальчика, а юношу, а потом, когда Гэбриэл нацелился на высшее образование — молодого мужчину. Но растущее уважение не спасло Гэбриела от разросшейся страсти к манипулированию и использованию людей, игре на их слабостях. Подарок от Бирна.
Отец не застал расцвет натуры своего сына. Он умер вскоре после празднования получения Гэбриэлом «аттестата зрелости», а если говорить по-современному, то диплома. Возраст не делает поблажки, насыщенная и нервная жизнь сажает сердце. В очень молодые годы Гэбриэл имел большие деньги и мать на содержании. Он мог заниматься чем угодно. Наверняка, многие бы на его месте пошвырялись деньгами хоть немного, отгоревав положенный срок, но у Гэбриэла не было такой привычки. А кроме того, у него были другие планы.
Отец водил дружбу с самыми разными людьми, был вхож в их семьи, а значит, знаком с ними был и Гэбриэл. Но среди этого сонма друзей и партнёров выделялись Хантингтоны. Творческий человек был этот Хантингтон, мать Гэбриэла частенько им восхищалась. Реставратор со своей мастерской — это впечатляюще. А ещё у него была дочь, Руфь, и вот ею родительница восхищалась уже гораздо-гораздо меньше. Наверное потому, что девушка могла считаться красивой. Руфь захватила внимание Гэбриэла, поразила его сильнее, чем любая картина, украшение, книга или ещё какой предмет искусства. Но книгу можно взять, картину можно купить, с людьми же всё гораздо сложнее.

После вступления Гэбриэла в наследство Хантингтон уже мог считаться банкротом. Он мог потерять всё, и дом и мастерскую. Искусство, как стихия, неконтролируемо в плане доходов, и Гэбриэл сделал свой ход. Это была его первая крупная игра с людьми в роли своих солдатиков, своих пешек на сукне. На кон он поставил память об отце, семейно-дружественные отношения и, конечно же, деньги. Хантингтон был спасён от хищнических лап банков и просрочек по кредитам, сохранил недвижимость и любимое дело. Гэбриэл получил Руфь в законные жены и победителем вернулся с ней в Фрей-Роуз Моральная сторона вопроса была упрятана в ворох красивых (и даже правдивых) слов, широких жестов, как горькая таблетка в джем.
Четыре года того стоили. Его собственность, его драгоценность, его любовь. Новая миссис Уврар (старая вскоре последовала за мужем, предварительно посетив любимую Корсику) воцарилась в доме, огороженном шиповником, но по пальцам пересчитать, когда переступала за пределы дома и сада. Она царствовала в сердце Гэбриэла, владела им безраздельно, но была ли счастлива сама?
За четыре года она родила двух мертворождённых, стала чахнуть день ото дня, и самое ужасное, никто не мог дать Гэбриэлу ответ на тревожащий его вопрос. Никто не мог сказать, что же такое с Руфью, почему она превращается в тень себя прежней. Никакие таблетки, никакие врачи не так и не могли ей помочь.

Новой миссис Уврар не появилось в доме даже спустя годы. Свою энергию Гэбриэл пустил на общественную деятельность, на преподавание в школе Ross High School, возглавив её позже, на игры с заготовками людей — с детьми, такими ранимыми, внушаемыми, удобными. Втирался в доверие, изучал их, изучал их семьи, бесконечно скучая в Фрей-Роузе. Он столько раз хотел уехать из города, но не мог — поразившая его тогда Руфь не истлела в памяти и продолжала держать своего мужа даже в могиле, являться ему во снах. Чем дольше Гэбриэл сидел в этом городе, тем сильнее уставал от него, тем изощрённей становились его игры. Когда появилась возможность подняться выше, он незамедлительно воспользовался ею, подсидел с помощью старых друзей директора объединённых Ross и LeMann High School, занял его место.
А чуть позже его благословили Болота...

Три столпа. Гэбриэл Уврар как...

... игрок
Уврар нередко выступает доверенным лицом учеников. Он контролирует школу, много знает, ценит информацию, даже самую тревожащую и гнусную правду. Прекрасно делает вид, что не знает ничего, тщательно уводя себя от возможных последствий своих решений. Что-что, а его репутация хорошего педагога, внимательного директора не страдает и страдать не должна.
Жизнь в Фрей-Роузе скучна до зевоты, он заключён в ней, как муха в мёд, и потому Уврар играет. Не в шашки, не в шахматы, не в го и даже не в нарды. Он играет с людьми, как с фигурами на доске, с увлечением, достойным психопата. Однако, и здесь не стоит спешить с выводами. Уврар здоров, ему просто нравится наблюдать, что выйдет из его помощи, из его планов, из его сталкиваний и стравливаний жителей города. Манипуляции, услуги за услуги — в ход идёт всё. Всё, ради ярких событий.

...коллекционер
Что может собирать отмеченный финансовым благополучием? За чем он может охотиться, помимо удовольствия от своей гадкой игры? Верно. Редкости и женщины — отличная добыча, особенно, если они принадлежат, как бы странно это не звучало в отношении прекрасного пола, другим людям.
Вот только его любовь к той или иной ценности неизменна, непоколебима, а женщинам так не везет. Гэбриел расстаётся с ними, как только его интерес к ним умирает. Ему всегда на руку, если бывшая пассия замужем, от неё избавиться гораздо легче, она не будет обрывать телефоны, писать письма, мешать на каждом шагу.

...отмеченный Болотами
Он помогал болотам, тушил пожар, и был вознаграждён за это двумя годами позже. В арсенале Гэбриела теперь ещё одно оружие — гипноз. Как какой-то змей, он может теперь влиять на выбранного человека, продавливать свою волю. И пусть он расплатится за это головной болью, непереносимостью яркого света на мучительные часы — его жертве будет отнюдь не легче от смешения своей воли с чужой.
Уврар не спрашивает, как и почему, зачем. Он принимает, и хочет большего. И возьмёт, если предложат, и он сможет оценить риски.


Дополнительно:

— Сангвиник. Экстраверт. Впечатления и перемены — вот, что ему нужно. Поэтому Фрей-Роуз тяготит его, поэтому он не будет есть одно блюдо на обед и ужин в один и тот же день.
— Всё с лактозой в составе ест в ограниченном количестве, делая для сыра редкое исключение. Никогда не сыпет сахар в творог. Очень любит кофе (и редко когда добавляет в него сахар), клубнику и белые (именно белые) маршмеллоу. Если чай, то зелёный. Умеренно курит. Если пьет, то хороший, дорогой алкоголь.
— Абсолютный гетеро. Синие (голубые или серо-серые) глаза у женщины — гарант, что Уврар обратит на неё внимание. Обладательницам зеленых или серо-зеленых глаз тоже следует побеспокоиться.
— Никогда не имел отношений с ученицами. И не собирается.
Gabriel — от др.евр. "Божий Воин". Alger — англоязычная форма др.сканд. Álfgeirrальв + копье. Ouvrard — фамилия французского происхождения, предположительное значение — "слуга церкви". Оба своих имени считает равноправными, так что откликается на два.
— Знает французский и испанский. Знает цену, разбирается в коллекционных редкостях, будь то настоящие или обешающие стать таковыми в будущем. Прекрасно знаком с местностью вокруг Фрей-Роуза, можно сказать, что любит эти леса-топи. Может похвастаться навыком не нарушать скорость и умением отлично плавать. Есть лицензия на оружие.
— Постоянный клиент клинингов и химчисток. Жены-то нет.
— Исправно посещает церковь. При этом — агностик. Воспитан в лютеранской семье.
— Почерк читаемый курсив, буквы одинакового размера, кроме прописных, их он часто пишет довольно размашисто. Выделяет R(r) и Y (y).
— Носит тонированные очки. Легко переносит жару. От отца и его семьи унаследовал львиную долю фенотипических своих признаков. От матери достались неявные, а ещё индивидуальная реакция на солнце — веснушки. Чаще всего появляются на подбородке и скулах. Но его они не раздражают, и в этом он тоже не похож на мать.

ИГРОК

связь:
Выдам по запросу.

планы на игру:
Сюжету — да. В случае моего маловероятного ухода, персонаж уедет на Мальдивы. Пить, вспоминать жену и участвовать в тропических оргиях.

Пробный пост

Авиталь понятия не имеет об этом, но в глазах Гэбриэла она приобретает больший вес, становится ему ещё интереснее. В этом её неведомая радость, и в этом же неведомая ей, но возможная печаль. Стать интересной для Гэбриэла, продлить эту его эйфорию новизны означает подписаться на большее его участие в своей жизни. Задержать его внимание на себе означает быть связанной с ним теснее, больше, дольше. Рассказать ей об этом могла бы Руфь Уврар, но уже семнадцать лет нет у неё голоса, исчез он в день её смерти и остался только в памяти её мужа. Семнадцать лет она лежит костями под могильной плитой бок о бок с теми, кто голоса не имел никогда. Не защищена Авиталь и не знает об этом, не может исправить. И может быть, к счастью. Знания, как говорят, многие печали. Зато может Авиталь услышать и понять, что не придется ей возвращаться под ливень, встречать лицом к лицу первое дыхание октября. Она и даже ребёнок остаются в тепле и безопасности, Гэбриэл говорит ей это чётко и ясно, ощутимо смягчившись:

— Я отвечаю за свои слова, и когда говорю о помощи, Авиталь. В холле тепло, но недостаточно, идите в гостиную.

За Авиталь тянется шлейф воды и грязи. Но Гэбриэл, пусть и обращая внимание и жалея ту идеальную чистоту, что была до возвращения его, скажем так, подопечной, тем не менее ничего не говорит. Он наблюдает за Авиталь, сигарета тлеет в его руке, пока в голосе Авиталь звучат и звучат яркие ноты злобы, прорываются, как пламя сквозь угли.

—  Сначала разберемся с вами и младенцем. Потом поговорим. — наконец говорит Гэбриэл, игнорируя сейчас все подчеркивания кратко её пребывания в его доме. Первоначальная оторопь уступает своё место собранности, что так знакома Авиталь. — Будьте здесь.

«В следующий раз, — думает Гэбриэл, выходя из гостиной и обходя грязные лужицы — я просто запру её до морковкиного заговенья или до тех пор, пока не проснусь сам.»

Несомненно, есть ему над чём ещё поразмыслить. Но вытаскивая из шкафа, что нашел своё место в одной из гостевых, два махровых полотенца, больших и восхитительно мягких, что приятно пахнут жидким порошком и смягчителем, Гэбриэл не чувствует в себе никакого сосредоточения. Может быть кофе ещё не подействовал, может быть сигарета, оставленная в пепельнице около спешно закрытого — и ведь все равно успело натечь на пол! — окна на кухне пришлась не вовремя. А может быть потому, что в гостиной сейчас непонятный, незнакомый младенец, взявшийся невесть откуда. И вносит он давно забытую этим домом суету, даже будучи чужим заставляет женщину переключиться на него с мужчины
. Гэбриэл чувствует исмутное беспокойство, и забирая темно-синюю рубашку из стирки, признаётся себе в этом. Залив горячей водой зеленые чайные листья, наблюдая, как кружатся они в воде вместе с лепестками жасмина, Гэбриэл приходит к мысли, что он должен подтвердить у Авиталь услышанное.
«Звучит невероятно... Особенно невероятно для тех, кто понимает, что наша Топь — особая?»
Он возвращается к Авиталь вместе с полотенцами и рубашкой. Темно-синее на небесно-голубом и белом.

— Я знаю, где вы живёте, и болеть там, я уверен, неприятно. Поэтому, окажите мне услугу, позаботьтесь о себе: примите горячий душ, отправьте ваши в сушилку и переоденьтесь в мою рубашку. Я же присмотрю за вашей находкой.

Гэбриэл понимает, что надо заняться и ребёнком. Кто бы не бросил младенца, если бросил, кто бы не забрал его, получив сигнал, негоже будет отдать младенца с рук на руки с зародившейся пневмонией. Но чтобы он взял сокровище Авиталь, что она так ласково гладила, и хотя бы завернул его в полотенце — его нужно попросить. Гэбриэл предпочёл бы не трогать это крошечное существо. Он просто не понимает, что это. Он не понимает, почему оно живое. Почему оно издает звуки и тянется крохотными конечностями во все стороны.
Гэбриэл только смотрит.

Младенцы не такие. Гэбриэл знает это. Они завернуты в одеяльца с бежевыми и желтыми мишками, что улыбаются от уха до уха своими нитяными ртами, не шевелятся и не желают вырваться из тканных объятий. Кожа их бледна до синевы, нечеткий рисунок складывают тёмные пятна. Их глаза плотно сомкнуты, чтобы никогда не смотреть на чужой им мир. Их рты сжаты крепко, чтобы не проронить ни звука, и так похожи на скорбные скобки. Гэбриэл держал их в своих руках, сначала одного, потом другого, не понимая толком своих смешанных, раздёрганных чувств. И ощущал холод. Только холод, что лился ему на руки невидимыми потоками.

Гэбриэл не держал живых. Только мёртвых. Что спят вечным сном под могильной плитой, рядом со своей прекрасной молчаливой матерью.

+1

2

Вы приняты, добро пожаловать во Фрей-Роуз!
Оставьте ниже сообщение для хронологии (можете еще одно — для отношений, по желанию)

Полезные ссылки:
- Связь с амс

- Заполнение профиля

- Поиск партнера/отношений
для поиска связей

- Шаблон эпизода
для игры

- Действия с эпизодами:
для закрытия эпизодов

- Отсутствие и уход
предупредить о малой активности на форуме

http://forumfiles.ru/files/0019/b8/f6/87091.png

0

3

http://s1.iconbird.com/ico/0912/fugue/w16h161349013184ticksmallcircle.png - активен

https://iconizer.net/files/Circular/orig/bullet_blue.png - завершен

https://iconizer.net/files/Silk/orig/bullet_red.png - заморожен/в архиве

S A Y  M Y  N A M E
флэшбеки; до 2017

--

S E E  W H O  I  A M
настоящее; 2017

Gabriel Ouvrard, Ruth Ouvrard;  Болота; Топи Фрей-Роуза хотят сказать тебе кое-что, Гэбриэл Уврар. Показать. Напомнить. Флэш: май 1997, Батон-Руж.

Nathaniel Hunter, Gabriel Ouvrard; дом Хантеров; Не задерживаются хозяйки в доме Бирнов, нынче Хантеров, не им он принадлежит, не их ждет. Обречены они, по тем или иным причинам. Элеонор Бирн Хантер — следующая. Хорошо не будет.

Avitaly Forman, Gabriel Ouvrard; Фрей-Роуз, дом Уврара; Всем что-то нужно. Авиталь Форман — побег из ловушек своего разбитого разума. Гэбриэлу Уврару — новый игрок. По ситуации: абьюз или около того.

Idabel Baumwolle, Gabriel Ouvrard; Карнавал/окрестности; Время Карнавала, господа и дамы! Время красок, огней и неожиданных чудес, их с избытком хватит для всех. Пройди сквозь ворота, верховная ведьма, твой черед взять карамельное яблоко. Вспомни грехи отцов, своих и чужих, господин шиповника. Флэшбеки, детские мучения.

Dane Harvey, Gabriel Ouvrard; неподалёку от Ратуши; Фрей-Роуз  уведомляет Дейна Харви стихийным митингом, предупреждает толпой из тех, кто любит поорать и выплеснуть застарелую ненависть, судит Гэбриэлом Увраром.

20.09.2017 Tu was du willsthttp://s1.iconbird.com/ico/0912/fugue/w16h161349013184ticksmallcircle.png

Miranda Bishop, Gabriel Ouvrard; LeMann High School; Гэбриэлу Уврару не стоит говорить "нет", ведь если он хочет что-то получить — он прикладывает усилия. И получает. Особенно, если планирует убить нескольких зайцев. Насилие.

Avitaly Forman, Gabriel Ouvrard; Болота/Дом Уврара.; Лежит на кочках младенец, у самой топи. Нет у него имени, нет у него прошлого. Закрывает его мох, разглядывают тритоны. Сторожит его пузырчатка и улыбаются дупла мрачных деревьев. Скажи, Авиталь Форман, почему нашла его именно ты?

Charlotte Stephenson, Gabriel Ouvrard; Больница; Неизвестный ребёнок не превратился в корягу, не разодрал обивку, невесть как отросшими когтями. Не прыгнул на грудь, чтобы продавить грудную клетку. Стало быть, медицинского осмотра ему не избежать.

Gabriel Ouvrard, Avitaly Forman; у Авиталь Форман; Слышишь, Авиталь Форман? Твой архангел Гавриил уже на пороге. Он и усопшие фрей-роузовского кладбища хотят, чтобы ты очнулась. Сбросила с себя наваждение Болот. Возможна милота.

U T O P I A
аушки;

0


Вы здесь » Old South » Frey-Rose » Гэбриэл Уврар