южная готика, мистика, ужасы, эпизоды, 18+
Фрей-Роуз затягивает непроглядным туманом. Постепенно, но неизбежно. Туманы для города не редкость, особенно в межсезонье, но такого густого, на памяти старожилов, еще не бывало ни разу. Удивительное явление оборачивается для города трагедией. Внутри тумана каждый столкнется с чем-то таинственным, что поставит точку на доселе спокойной жизни.

Она не уверена, что скоро не появится что-то похуже, пострашнее, с ещё большими рогами. Может быть этот ходит не один! Есть у него в подчинении или друзьях злобные твари, вот наверняка, и они будут не трахать, а есть, а слопав полутруп, примутся за живых. Ведь всё зло вечно голодно, как чёрная дыра.

Множество факторов делают нас такими, какие мы есть. Воспитание, цели, внешнее воздействие, сбивающее или направляющее на пути. Натаниэль Хантер республиканец, кальвинист и рационалист. Слова Элеонор о ведьмовском ковене во Фрей-Роузе были помножены на ноль и конечная цифра стала их ценой. Это бред.

Внутри Идабель нарастает желание. Страх, любопытство. Мешается все в одном котле, словно ингредиенты неведомого зелья. Бурлит, закипает, толкает ее обратно в объятия мужчины и теряет тропинку, что привела ее к этому, в траве и кустарниках — пути назад нет. Есть она, есть Гэбриэл, плодородное поле пьянчужки Хэтти и несколько слоев лишней одежды.

Подобное поведение возбуждает только с ее стороны. Иной раз, коллеги по работе могут позволить себе подобную вольность, но их он воспринимает совершенно по-другому — эта мысль напугала и сразу же прогнала прочь остальные, от осадка которых Монти покривил лицом в отвращение к самому себе и продолжил пялится в экран телевизора.

Сёстры подходят к Корнелии после службы, говоря сначала вполголоса, а после, отойдя от церкви, щебечут, обсуждая что-то своё, принимают приглашения и приглашают сами. Дружба и сердечная склонность, особенно у Агаты, возрастают быстро. Вот-вот вырастут молодые женщины из приятельниц в подруг, из одного статуса в другой, как из старых платьев.

Гвен нашла взглядом то за чем пришла и неторопливо, прихрамывая и морща нос, пошла в сторону дивана, держась от мужчины все еще на почтительном расстоянии. — Это не мне не выгодна полиция, а тебе. Имей в виду, в случаи облавы я запою соловушкой, что ты, угрожая мне пистолетом затащил в свой дом и попытался изнасиловать.

Легкие схватывает спазм, прерывающий возможность дышать, когда его губы касаются ее шеи, спускаются ниже по плечу. Еще вчера, обуренная нежностью и страстью, она мечтала о таком теплом, вязком и текучем моменте близости с Монтгомери, но теперь это был не сон; руки Монтгомери, гораздо более сильные, чем представлялось, сжимают ее хрупкие, тонкие кости.

Гектор с удивительной легкостью завоевывает внимание и доверие, в доме мужа никто не спрашивает Корнелию о жизни до брака, а в разговоре с Увраром истории выскальзывают сами собой. С ним смешливо и интересно, Фрей-Роуз перестает быть безликим, обрастает историями и лицами, а собаки крутятся между ног веселой сворой, заставляя спотыкаться и искать опоры друг у друга.

Мысль о том, что кто-то может не хотеть становиться здесь “своим” в голову ему не приходила. Среди всех тех населенных пунктов, где Лиам успел побывать (радиус охвата от географических координат, где он находился сейчас, едва ли составил бы миль сорок), Фрей-Роуз со всеми его недостатками, все равно оставался лучшим местом на планете.

Пепел на волосах тает, соприкасаясь с холодными пальцами. Ей просто кажется. На тыльной стороне ладони чумазый развод, надломан, подпален ноготь на мизинце. Запах дыма не просто витает вокруг нее, как облако духов, он оседает на вкусовых рецептарах, скоблит щеки и язык, его она сглатывает вместе с комком волнения.

Не сказать, что Лиам был тем, с кем она мечтала провести вечер в баре. Видит бог, даже во Фрей-Роузе она при некотором старании могла найти более приятного для себя спутника, но если она всё же решила прятаться среди них, а не торчать как вековой дуб в чистом поле, то начинать надо было с первого дня, а сейчас надо хвататься за каждую возможность сойти за свою.

Можно сказать и сделать: «Об этом я думал последние полчаса» И не отпускать Идабель от себя, пока вечернее солнце не станет совсем багровым и не исчезнет, чтобы утром появиться вновь, свежим и золотистым. А можно не говорить, а просто делать, привлечь к себе эту якобы ведьму, пропустив ненужные разговоры и взгляды. На губах Идабель в самом деле и клубника и карамель.

Дейн оттолкнул нападавшего и установил дистанцию в полтора метра, отгородившись от Бишопа спинкой дивана. Глаз постепенно заплывал кровью, и угол обзора сузился. Густое упругое „ток-ток-ток“ в скуле отдавалось в больные виски, плавило действительность. Где пушка? Куда он дел глок? Это единственный шанс на спасение.

Old South

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Old South » Frey-Rose » Майя Ллевелин


Майя Ллевелин

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Ныряй скорей в мой тихий омут – ты нравишься моим чертям!
Maja Llewellyn | Майя Ллевелин
11.12.1991 | 25 лет
репетитор

http://s3.uploads.ru/jOS3r.jpg
Alexia Giordano

ПЕРСОНАЖ
Родственные связи:
Фрэнк Ллевелин (1945 - 2010) – дедушка.
София Ллевелин, урождённая Вольская (1950 – 2016) – бабушка.
Энн Ллевелин (р. в 1969 г.) – мать, местонахождение неизвестно.

История:
Майя родилась в Лос-Анджелесе. В Фрей-Роуз девочку привезла её мать - Энн, незадолго до рождества 1993 года, когда малышке едва исполнилось два года.
Благими намерениями, как известно… Энн Ллевелин вытерпела в этой «сонной дыре» полгода, в начале июня 1994-го собрала вещи и исчезла из города так же стремительно, как и появилась, оставив дочь на попечение своим родителям.
С того времени семьёй Майи стали бабушка и дедушка.
Девочка проводила время то в столярной мастерской с дедом: совсем маленькой Майя играла со стружками, став постарше, рисовала остатками красок на обрезках досок и, затаив дыхание от восторга, смотрела, как Фрэнк вырезает из дерева фигурки людей, животных, птиц и даже целые композиции – то дома с бабушкой. София ставила девочке осанку, прививала хорошие манеры – род Вольских числился в Бархатной книге, его представительницы учились в Смольном институте – а ещё пекла изумительно вкусное печенье, старательно не замечая, что внучка таскает румяные полумесяцы и звёздочки прямо с противня, читала и рассказывала Майе сказки.
«Старик не подумал! – сообщила Майя бабушке после сказки Пушкина о рыбаке и рыбке: «Ему надо было попросить, вместо корыта, новую старуху!»   
Майя росла вполне обычным ребёнком, в меру любопытным, в меру послушным, в меру озорным – почему бы и не залезть вместе с приятелями в соседский сад за клубникой? И приключение, и вкусно. Однако, чтобы отвлечь девочку от какого-нибудь неподходящего занятия достаточно было очень простого средства: получив в руки книгу, Майя превращалась в невидимку, зачарованно шуршащую страницами где угодно – дома, в саду, на скамейке в парке, за столиком в кафе. Вполне возможно, что оказавшись на потолке своей комнаты в позе летучей мыши, Майя найдёт способ читать и там.
В школе девочка проявила явные склонности к гуманитарным предметам: с детства говорила на родных языках деда и бабушки – на валлийском чисто, на русском с небольшим акцентом, который усиливался в моменты сильного волнения, - а в качестве иностранного выбрала французский; углублённо занималась литературой и историей (особенно интересовалась генеалогией).
Увы, в семнадцать лет Майю не обошла стороной первая любовь, что сказалось на учёбе, пусть и не очень заметно. Вернее будет сказать, в любовь перешла детская дружба. Дедушка и бабушка это знакомство, а тем более, отношения, совершенно точно одобрить не могли, поэтому барышня и хулиган шифровались как разведчики в тылу врага, насколько это возможно в маленьком городке. Всё было взаимно и серьёзно, и влюблённые уже строили планы: как только Майя окончит школу, они уедут из Фрей-Роуза в столицу.
Но воздушные замки имеют свойство таять и это Майя пережила на собственном опыте – однажды любимый не пришёл на очередное свидание, хотя Майя ждала допоздна, за что вернувшись домой, получила выговор от бабушки, а на следующий день выяснилось, что его больше нет в городе.
После исчезновения уже второго близкого человека – мать Майя не помнила, но боль от предательства до сих пор напоминала о себе – девушка принялась усердно грызть гранит науки. И её усилия увенчались успехом – из «Росса» Майя поступила в Университет штата Луизиана на отделение «Колледж гуманитарных и социальных наук». Девушка выбрала специальность «переводчик» с французского языка, но после получения диплома, собиралась заниматься не общением с людьми, а переводом текстов.
Однако, успеху Майи радовалась только бабушка. Фрэнк Ллевелин умер вскоре выпускного бала внучки от остановки сердца – уснул и не проснулся. 
В 2013 году Софии Ллевелин поставили диагноз – болезнь Паркинсона, которая начала развиваться очень быстро. Майя, ни минуты не сомневаясь, оставила учёбу и, вернувшись во Фрей-Роуз, занялась репетиторством. 
Год назад Майя похоронила бабушку и сейчас девушке нужно определиться со своей дальнейшей жизнью.
***
Майя из той породы людей, которые сначала подумают, а потом сделают. Не любит конфликтов и в сложной ситуации предпочитает искать компромисс, не доводя дело до открытой ссоры. Достаточно уступчива в мелочах, но когда дело касается того, что для неё действительно важно, будет стоять на своём. Если же Майя приняла решение, то претворит его в жизнь терпеливо и упорно: если родник пробился наверх, вернуть его обратно под землю уже не получится.   
Переубедить девушку непросто, но возможно, ни в коем случае не силой. С людьми сходится не сразу, предпочитая некоторое время просто общаться, раскрывать душу не спешит и в чужую не полезет.
Предана семье и друзьям: ради близких сделает всё возможное и невозможное. Привязчива, но избирательна: никогда не простит предательства по отношению к себе, потому что знает - тот, кто предал один раз, рано или поздно предаст второй.
Ни на кого, кроме себя, не надеется. Держит обещания, в особенности, честное слово. Способна честно признать свою ошибку и попросить прощения, если кого-то обидела. Сама, однако, обиду помнит долго, и прощает неохотно.         


Дополнительно:
— рост 168 см; вес – 65 кг; голубые глаза; длинные, вьющиеся, рыже-каштановые волосы; светлая кожа, на которой быстро проступает румянец;
правильная осанка и лёгкая походка – результат воспитания бабушки, привившей Майе серьёзное отношение к утренней зарядке, занятиям физкультурой и плаванию  – выделяют девушку на улице, практически в любом скоплении людей;
диагональный шрам на правом колене – в детстве неудачно упала с качелей.   
— классическая сова: предпочитает поздно ложиться и поздно вставать, но позволяет себе такую роскошь, только в выходной день.
— не любит делать покупки, и перед походом в магазин, заранее составляет список всего необходимого.
— хорошо плавает;
— вяжет на спицах и крючком;
— готовит вкусно, но по настроению – без изысков и экзотики.
— всегда носит в кармане пакетик молотого перца; отлично ставит подножки и бьёт в коленную чашечку.
— любит кошек, из Батон-Ружа привезла роскошного персидского кота по кличке Аладдин.
— терпеть не может томатный сок.
— боится змей.

ИГРОК

связь: ЛС

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

планы на игру:
Драма, романтика, развитие дара; в случае ухода считать, что персонаж решил закончить образование и уехал в Батон-Руж.

Пробный пост

Унылое зрелище! - тесно прильнув к стволу могучего дерева, почти незаметная за пологом листвы, девушка внимательно осматривала усадьбу. - Похоже, страсть к разрушениям у смертных в крови. Неужели только потому, что разрушить проще и быстрее, чем создать? И они сами – наглядный тому пример. Сколько нужно времени, чтобы выносить, родить и воспитать ребёнка? Гораздо больше, чем убить человека. Для этого достаточно нескольких мгновений или одного взмаха ножниц. Кому как не ей это знать, - ироничная, полная неподдельной горечи, улыбка тронула губы. – Хватит философствовать, Кара, ты не для этого сюда пришла!   
Узкий луч нашёл щель в плотном зелёном пологе и упал к ногам девушки серебряно мерцающим клинком.
- Χαλάζι, Σελήνη, - само собой сорвалось с её губ. Нездешние певучие слова на мгновение вызвали в памяти блики солнца на лазурной воде, тёплый, а иногда обжигающий ноги, зернистый песок, и пронзительную белизну колонн, кажущуюся особенно яркой на фоне густой небесной синевы. Заразительный мелодичный смех матери и сильные руки отца, подбрасывающие её высоко вверх. Кусочек навсегда ушедшей жизни отозвался в душе острой болью и девушка прикусила губу, удерживая навернувшиеся на глаза слёзы: слишком давно она не получала никаких известий о владыках Подземного Царства. – Радуйся, Селена, - повторила Маргарита уже по-английски, хотя, её белокурой родственницы здесь не было, а небесное тело, равнодушно проливавшее на землю холодный свет, теперь вполне заслуживало одно из своих многочисленных названий – Солнце Мёртвых. В его сиянии разрушенная усадьба приобрела жутковато-притягательный вид, став готовой декорацией для фильма ужасов или готического триллера. Завершающим штрихом стала бы вылетевшая из провалов крыши или проёмов окон стая летучих мышей. На худой конец – ворон.
Это только на руку, вряд ли сюда кто-то сунется. Но даже если так… - девушка криво усмехнулась уголком губ и застегнула молнию чёрной кожаной куртки. Набросила на голову капюшон, пряча в его полутени бледный овал лица, поправила широкие лямки небольшого рюкзачка за плечами и достала из кармана фонарик. Но Луна давала вполне достаточно света и Маргарита бесшумно заскользила по когда-то выложенной плиткой, а теперь заросшей травой дорожке, ведущей к крыльцу, вернее, его остаткам. На скользких, выщербленных ступеньках можно было запросто, одним неверным шагом, обеспечить себе перелом и девушка поднималась осторожно и медленно, включив фонарик и светя себе под ноги.
Войдя на крыльцо, Маргарита взглянула в темнеющий из-под плетей плюща проём и передёрнула плечами – честно говоря, соваться внутрь ей совсем не хотелось: ореол боли и длительной, сопровождаемой страданиями, смерти пропитал дом несмываемой меткой насквозь – от подвала до чердака.
Если там ничего не окажется, - прибью гада! – мрачно подумала девушка, вспомнив Саймона Джонса - низенького кругленького владельца антикварной лавки, имевшего прочные связи на чёрном рынке и масляно блестевшего глазками каждый раз, когда она его навещала. – В три часа ночи поднял: «Мисс Данвуд, у меня для вас есть важные сведения. Уверяю, вы останетесь довольны».   
Маргарита аккуратно перешагнула порог, замерла на мгновение, пытаясь услышать самый верный знак – мелодию, присущую амулетам веры. И тенью метнулась в сторону от проёма, учуяв в воздухе запах табачного дыма – совсем недавно здесь кто-то курил. Неужели Джонс продал информацию ещё кому-то? С него станется. И что теперь делать?
- Так и будете прятаться или может поговорим, как взрослые люди? – с мягкой насмешкой спросила девушка, ощущая под лопатками холод камня. – Мне бы не хотелось застрять здесь надолго, эти развалины не лучшее убежище, а скоро будет дождь.

Отредактировано Maja Llewellyn (15.05.2019 11:39:46)

0

2

Вы приняты, добро пожаловать во Фрей-Роуз!
Оставьте ниже сообщение для хронологии (можете еще одно — для отношений, по желанию)

Полезные ссылки:
- Связь с амс

- Заполнение профиля

- Поиск партнера/отношений
для поиска связей

- Шаблон эпизода
для игры

- Действия с эпизодами:
для закрытия эпизодов

- Отсутствие и уход
предупредить о малой активности на форуме

http://forumfiles.ru/files/0019/b8/f6/87091.png

0

3

ХРОНОЛОГИЯ

0


Вы здесь » Old South » Frey-Rose » Майя Ллевелин