южная готика, мистика, ужасы, эпизоды, 18+
Фрей-Роуз затягивает непроглядным туманом. Постепенно, но неизбежно. Туманы для города не редкость, особенно в межсезонье, но такого густого, на памяти старожилов, еще не бывало ни разу. Удивительное явление оборачивается для города трагедией. Внутри тумана каждый столкнется с чем-то таинственным, что поставит точку на доселе спокойной жизни.

Она не уверена, что скоро не появится что-то похуже, пострашнее, с ещё большими рогами. Может быть этот ходит не один! Есть у него в подчинении или друзьях злобные твари, вот наверняка, и они будут не трахать, а есть, а слопав полутруп, примутся за живых. Ведь всё зло вечно голодно, как чёрная дыра.

Множество факторов делают нас такими, какие мы есть. Воспитание, цели, внешнее воздействие, сбивающее или направляющее на пути. Натаниэль Хантер республиканец, кальвинист и рационалист. Слова Элеонор о ведьмовском ковене во Фрей-Роузе были помножены на ноль и конечная цифра стала их ценой. Это бред.

Внутри Идабель нарастает желание. Страх, любопытство. Мешается все в одном котле, словно ингредиенты неведомого зелья. Бурлит, закипает, толкает ее обратно в объятия мужчины и теряет тропинку, что привела ее к этому, в траве и кустарниках — пути назад нет. Есть она, есть Гэбриэл, плодородное поле пьянчужки Хэтти и несколько слоев лишней одежды.

Подобное поведение возбуждает только с ее стороны. Иной раз, коллеги по работе могут позволить себе подобную вольность, но их он воспринимает совершенно по-другому — эта мысль напугала и сразу же прогнала прочь остальные, от осадка которых Монти покривил лицом в отвращение к самому себе и продолжил пялится в экран телевизора.

Сёстры подходят к Корнелии после службы, говоря сначала вполголоса, а после, отойдя от церкви, щебечут, обсуждая что-то своё, принимают приглашения и приглашают сами. Дружба и сердечная склонность, особенно у Агаты, возрастают быстро. Вот-вот вырастут молодые женщины из приятельниц в подруг, из одного статуса в другой, как из старых платьев.

Гвен нашла взглядом то за чем пришла и неторопливо, прихрамывая и морща нос, пошла в сторону дивана, держась от мужчины все еще на почтительном расстоянии. — Это не мне не выгодна полиция, а тебе. Имей в виду, в случаи облавы я запою соловушкой, что ты, угрожая мне пистолетом затащил в свой дом и попытался изнасиловать.

Легкие схватывает спазм, прерывающий возможность дышать, когда его губы касаются ее шеи, спускаются ниже по плечу. Еще вчера, обуренная нежностью и страстью, она мечтала о таком теплом, вязком и текучем моменте близости с Монтгомери, но теперь это был не сон; руки Монтгомери, гораздо более сильные, чем представлялось, сжимают ее хрупкие, тонкие кости.

Гектор с удивительной легкостью завоевывает внимание и доверие, в доме мужа никто не спрашивает Корнелию о жизни до брака, а в разговоре с Увраром истории выскальзывают сами собой. С ним смешливо и интересно, Фрей-Роуз перестает быть безликим, обрастает историями и лицами, а собаки крутятся между ног веселой сворой, заставляя спотыкаться и искать опоры друг у друга.

Мысль о том, что кто-то может не хотеть становиться здесь “своим” в голову ему не приходила. Среди всех тех населенных пунктов, где Лиам успел побывать (радиус охвата от географических координат, где он находился сейчас, едва ли составил бы миль сорок), Фрей-Роуз со всеми его недостатками, все равно оставался лучшим местом на планете.

Пепел на волосах тает, соприкасаясь с холодными пальцами. Ей просто кажется. На тыльной стороне ладони чумазый развод, надломан, подпален ноготь на мизинце. Запах дыма не просто витает вокруг нее, как облако духов, он оседает на вкусовых рецептарах, скоблит щеки и язык, его она сглатывает вместе с комком волнения.

Не сказать, что Лиам был тем, с кем она мечтала провести вечер в баре. Видит бог, даже во Фрей-Роузе она при некотором старании могла найти более приятного для себя спутника, но если она всё же решила прятаться среди них, а не торчать как вековой дуб в чистом поле, то начинать надо было с первого дня, а сейчас надо хвататься за каждую возможность сойти за свою.

Можно сказать и сделать: «Об этом я думал последние полчаса» И не отпускать Идабель от себя, пока вечернее солнце не станет совсем багровым и не исчезнет, чтобы утром появиться вновь, свежим и золотистым. А можно не говорить, а просто делать, привлечь к себе эту якобы ведьму, пропустив ненужные разговоры и взгляды. На губах Идабель в самом деле и клубника и карамель.

Дейн оттолкнул нападавшего и установил дистанцию в полтора метра, отгородившись от Бишопа спинкой дивана. Глаз постепенно заплывал кровью, и угол обзора сузился. Густое упругое „ток-ток-ток“ в скуле отдавалось в больные виски, плавило действительность. Где пушка? Куда он дел глок? Это единственный шанс на спасение.

Old South

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Old South » Frey-Rose » Мёрфи Купер


Мёрфи Купер

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Kari Kimmel - Black
Murphy Cooper | Мёрфи Купер
08.11.86 | 30
учитель информатики в LeMann High School

http://sg.uploads.ru/g7YhN.png
Brea Colleen Grant

ПЕРСОНАЖ

Родственные связи:

Гарри Донохью - отец, 55 лет. Продолжает управлять своей небольшой аудиторской конторой в Нью-Йорке. На все вопросы про Мёрфи отвечает, что у него нет дочери.


Лиззи Донохью - мать, 51 год. Домохозяйка. Вопросов о дочери избегает как огня.


Дональд Олдберри - арендодатель, 47 лет. С момента приезда Мёрфи на вопросы отвечает, что она дочь его непутёвой сестры, будь та неладна.


История:
Возмутитель спокойствия - вот одна из множества характеристик, которыми учителя в посещаемых ею школах одаривали Мёрфи Донохью, и при этом далеко не самая грубая и категоричная. В подростковом возрасте она могла называться одним из главных знатоков и критиков образовательной системы Нью-Йорка, потому что школу меняла в среднем дважды в год, и имела широчайшие возможности для сравнения. Драки с одноклассницами и одноклассниками были для неё не значимым событием, а обычным вторником, три поджога одной и той-же учительской за полгода являлись чуть-ли не визитной карточкой в её кочевании от одной школы к другой, а парочка учителей демонстративно отказались вести собственные классы, если в них будет состоять Мёрфи. Родители Мёрфи играли в этом не последнюю роль, закрывая глаза на её выходки, не предпринимая никаких действенных действий по усмирению бушующего в девочке урагана. Они попросту не знали как с ним справиться, и потому старались лишь минимизировать последствия.
Однако не только неприятности они приносила своим школам, ведь были в её жизни вещи, которые она делала ещё лучше, чем затевала свары и дебош. Одними из родительских попыток отвлечь ребёнка от создания скандальных ситуаций стали потуги перенести её напор в другое, более конструктивное русло. Она пробовала играть на гитаре и заниматься бейсболом, брала уроки танцев, а в какой-то момент даже стала девочкой-скаутом, хоть и ненадолго. Попытки с треском проваливались одна за другой, и лишь Чарльз Стивенс, руководитель кружка информатики в школе, в которой она в тот момент училась, смог наладить некое подобие общения с подопечной, и удержать её в своих рядах до самого исключения, а не на привычные уже две недели. Глупо будет говорить, что именно он сделал Мёрфи такой, какая она есть, хоть это, с несколькими оговорками, и будет чистой правдой. Он задал ей вектор, направление, в котором с той поры двигалось её обучение. Показав ей возможности, открываемые этим делом, он вдохновил её на изучение своей науки, но к этому явно приложил руку не только мистер Стивенс, но и сам Дьявол.
К шестнадцати годам Мёрфи из проблемы превратилась в практически прямую угрозу заведениям, в стенах которых обучалась. Оставив позади выходки с флакончиком бензина, спичками и дверьми учительской, она принялась применять свои знания и неожиданные для родителей таланты в далеко не самом одобряемом русле. По соседству с вполне заслуженными «А+» по математике появлялись такие же хорошие оценки по предметам, часть которых Мёрфи и вовсе не посещала.
Последние полтора года старшей школы и вовсе стали её собственным рекордом - она провела их в одном классе, не став в очередной раз исключённой сорвиголовой. Но если-бы её родители знали, чему они обязаны такому явлению, то радости в них было-бы куда меньше. Мёрфи не прекратила зарабатывать неприятности на свою задницу, она просто перенесла их в цифровой мир. Школьная база данных стала её игровой площадкой, а кража номеров чужих кредиток - первым самостоятельным заработком. К моменту окончания школы Мёрфи привыкла к лёгким деньгам, которые приносили её тёмные дела, и точно знала, чем хочет заниматься и чему учиться, но также она понимала, что для перехода на хоть сколько-нибудь вменяемый уровень ей придётся в корне изменить свою жизнь. Через несколько дней после школьного выпускного, родители Мёрфи обнаружили на её кровати небольшую записку, с парой тёплых прощальных слов, большой просьбой не объявлять её в розыск, и извинениями за возможные неприятности. Дома с той поры она не появлялась.
Набивая шишки и синяки, то оставаясь без гроша в кармане, а то обедая в не самых дешёвых ресторанах, получая как слова благодарности, так и едва уходя живой от недовольных преступников, но Мёрфи становилась всё лучше в избранной стезе. Являясь вольнонаёмным хакером она брела по грани, балансируя между риском носить наручники и смотреть на небо в клетку, и куда более простой и быстрой пулей в лоб от криминальных авторитетов, с которыми она вела свои дела. После участившихся случаев её проникновения в правительственные архивы, в 2015 году отдел ФБР по борьбе с преступлениями в компьютерной сфере выделил для поимки Мёрфи двух отдельных агентов, которые только и занимались тем, что пытались посадить её за решётку, и летом 2017 года они подобрались к ней едва ли не на расстояние вытянутой руки, вынуждая буквально спасаться бегством.
Вполне справедливо боясь за свою свободу, и, что не исключено, жизнь, Мёрфи решает залечь на дно в какой-нибудь глуши, где о ней слышать не могли-бы при всём желании. Как можно дальше от привычных мегаполисов, в один из тысяч и тысяч разбросанных по всей стране городков, куда федералам и в голову не придёт сунуться, по причине их удалённости от цивилизации. Именно таким образом, имея в кармане накопления за несколько лет незаконной деятельности, а на хвосте - пару агентов ФБР и примерно столько же вынужденно «кинутых» ею криминальных авторитетов, Мёрфи, носящая теперь фамилию Купер, 5 июля 2017 года приехала во Фрей-Роуз, который, как ей кажется, идеально подходил под её нужды.
«Максимум год, Мёрф.» - думала она про себя, скептически оглядывая арендованный домик. - «Потерпи год, а потом мы вернёмся к нашей жизни.»
Владелец дома был рад, что нашел арендатора, ещё больше он был рад тому, что получил деньги на двенадцать месяцев вперёд, а дополнительная сумма, за которую он должен был при всех расспросах называть её своей племянницей, вызвала в нём поистине отеческую любовь.
Приниматься за привычную работу для Мёрфи сейчас было всё-равно что красной тряпкой перед быком размахивать, но спустя неделю ничегонеделания она чётко осознала, что сойдёт с ума, если не будет заниматься хоть чем-нибудь. Не испытывая нужды в деньгах, не споря с узконаправленностью, и, как следствие, некоторой ограниченностью своих навыков, а также изучив предложения этого города, она не смогла придумать ничего лучше, чем устроиться учителем информатики в LeMann High School. Преградой на пути к тому вполне могло стать отсутствие у неё профильного образования, но базы данных американских колледжей, во всяком случае тех, о которых не кричат на каждом шагу, представляют собой нечто вроде худого решета, и одного вечера было вполне достаточно, чтобы в Столичном колледже Нью-Йорка в списке выпускников 2012 года оказалась и некая Мёрфи Купер, тем же вечером отправившая запрос на пересылку копии диплома. Спустя несколько дней курьер почтовой службы доставил посылку, и Мёрфи, не теряя времени даром, направила свои стопы в дирекцию школы.
Но в какой-то степени учителем она была ещё более вызывающим, чем пятнадцать лет назад ученицей. На её столе прочно обосновалась банка с надписью «доллар за матерок», а сама она не без удовольствия вела урок сидя на подоконнике, выпуская в открытое окно сизый табачный дым. Как ей это сходило с рук было личным делом её и школы, но прекращать она явно не планировала.
Фрей-Роуз оставлял ей не так уж много удовольствий, чтобы лишать себя хотя-бы таких низменных.


Дополнительно:
— Заядлая курильщица. Никогда не пыталась и не планирует бросать.
— Порой бывает вспыльчива, импульсивна. В том, что не касается непосредственно работы, предпочитает простые и незамысловатые решения.
— Примерно половину долларовых монеток в банку кинула сама.
— Отличный программист, хоть и не имеет ни одного подлинного подтверждающего это документа, кроме школьных грамот и ордеров на арест.
— Общий срок предполагаемого заключения составляет 40 лет.
— Три хорошо сросшихся после переломов ребра. На правом плече не до конца заживший шрам от пули, зацепившей её при побеге в июле 2017 года. Несколько шрамов поменьше от разных людей в разное время.

ИГРОК

связь:
ЛС

планы на игру:
Играть будем во всё, во что играется. В случае ухода - сдать властям или мафии - кто первее найдёт.

Пробный пост

Все эти игры в шпионов ей не нравились. Её делом было создание разного рода приборов, вождение, помощь посредством дронов и прочие вещи, которые должен выполнять чистый железнячник, а для общения с живыми людьми у них был Дуглас. Это ему природа подарила запасы обаяния, харизмы и смазливой внешности. Но сейчас у неё не было выбора, и разгребать проблемы ей приходилось самостоятельно, потому и выступать ей придётся как заправскому актёру моно-спектаклей, сразу во всех ролях.
Я припудрю носик, заодно пну в твою сторону официанта, идет?
- Это было-бы просто отлично. - с улыбкой ответила Желька.
Пока что всё шло гораздо лучше, чем могло. Во всяком случае её пока не пытались скрутить, уложить на пол и подавить способности. Это внушало оптимизм, и даже дарило какую-то надежду на то, то план сработает. Добавлял оптимизма ещё и тот факт, что официант всё-же появился, явно присланный Эмбер.
«Ну, в случае чего хоть поем нормально» - подумалось Жельке, когда она приветственно посмотрела на официанта.
- Добрый день... - начал было официант, но был перебит.
- И тебе. - не зная, что именно предпочтёт старая знакомая, она решила перестраховаться и взять сразу несколько блюд. - Dragi, принеси вот это, это, это, это и вот это. - она тыкала пальцем в меню как неопределившийся с собственным вкусом, кричащий «хочу всё» ребёнок. - Всего этого по два. И кофе, тоже два.
В том нелегальном положении, в котором она находилась, у Жельки были определённые преимущества. Даже если не говорить про личные запасы финансов от прежних регулярных и периодических нынешних работ по найму, у неё было достаточно ворованных и просто фальшивых кредиток, чтобы позволить себе не смотреть на суммы в меню многих ресторанов. В основном природное благоразумие было основной причиной, по которой она просто не ограничилась фразой «принесите вторую и третью страницы меню».
Официант удалился, а Желька принялась обдумывать свои дальнейшие действия. Всегда была вероятность, что Эмбер пошла не просто приводить себя в порядок, а отчитываться о прибытии цели. Если это действительно было так, то во-первых это было сработано крайне топорно, а во-вторых сулило ей крупные проблемы. Вряд-ли её станут слушать, когда она начнёт верещать о скорой трагедии, будучи прижатой лицом к полу, а если и станут, то наверняка воспримут эту информацию совсем не так, как обстоят реальные дела. Сама Желька в прямые конфронтации с властями ещё не вступала, но опыта и рассказов остальных членов её постоянной команды было более чем достаточно, чтобы понять: федералы часто хотят слишком много деталей перед вынесением решения. Всё, на что ей оставалось надеяться - что Эмбер узнает про тёмную часть словенки биографии от неё самой, либо хотя-бы что она не так сильно пропиталась этой тягой ФБР к основательности, порой напрочь убивающей спонтанность. Времени на раскачку неповоротливого маховика правосудия с соблюдением всех процедур у них точно не было.
В конце концов всё в неё и упирается. В надежду на лучшее и веру в друзей. Ну или, в данном случае, старых приятельниц.
Всё сводилось к тому, что худший вариант развития событий заключался в немедленном побеге. Любой другой же имел хоть теоретическую возможность предотвратить приближающиеся проблемы.
«Не знаешь как поступить - поступай по совести.» - прозвучал в её голове голос отца, а он слишком редко ошибался, чтобы игнорировать его советы.
Звук двигающегося стула вырвал Жельку из раздумий, и она воззрилась на вернувшуюся Эмбер.
- Я не знала, что ты будешь, поэтому заказала всего понемногу. Скоро уже как раз должны... - она всмотрелась в подругу. - Всё в порядке?

Отредактировано Murphy Cooper (19.11.2018 15:52:02)

+4

2

Вы приняты, добро пожаловать во Фрей-Роуз!
Оставьте ниже сообщение для хронологии (можете еще одно — для отношений, по желанию)

Полезные ссылки:
- Связь с амс

- Заполнение профиля

- Поиск партнера/отношений
для поиска связей

- Шаблон эпизода
для игры

- Действия с эпизодами:
для закрытия эпизодов

- Отсутствие и уход
предупредить о малой активности на форуме

http://forumfiles.ru/files/0019/b8/f6/87091.png

0

3

Х Р О Н О Л О Г И Я
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●

Статус

Дата

Место

Название

Люди

Отменён

3.09.2017

Компьютерный класс

lucky strike

Кристелл

Активен

14.09.2017

Компьютерный класс

four fucking screws

Лиам

Активен

16.10.2017

-----

see nothing. exhale

-----

Отредактировано Murphy Cooper (18.03.2019 03:44:24)

0


Вы здесь » Old South » Frey-Rose » Мёрфи Купер